Previous Entry Share Next Entry
Выборы 2011: как это было - часть вторая - Подсчет голосов
ft_i_observer

отчет наблюдателя из проекта "Гражданин наблюдатель" на участке 2254 г.Москвы

20:00 окончание голосования

По закону сразу после того, как последний избиратель проголосует, комиссия должна приступить к подсчету неиспользованных бюллетеней. Но поскольку поступила жалоба о грубом нарушении избирательного законодательства (и эту жалобу уже нельзя было свалить на ТИК), комиссия приступила к рассмотрению жалобы избирателя.

Я пишу "комиссия приступила", но читатель должен понимать что это означает в переводе с юридического языка на русский. Члены комиссии сидят за своими столами и ждут пока председатель позвонит по телефону, посовещается с кем-то, пойдет в какую-то комнату (видимо с компьютером и принтером), набьет там ответ, снова посовещается с заместителем, еще с кем-то и т.д.

Вся эта история продолжалась битый час. Пока же я мог поразмышлять как же так получилось.

То, что нарушение обнаружилось за третьим столом (повышенная явка наблюдалась именно за первыми тремя столами) - этому я не удивился. Удивился я тому, что в книгу были записаны паспортные данные не настоящей избирательницы, а похоже того, кто получил бюллетень. Т.е. человека с паспортом номер 4504 984529. Это же явный прокол. Если полиция начнет разбирательства, то по паспорту можно легко вычислить человека и определить по какому адресу он прописан. Фактически, допустив этот прокол, комиссия должна надеяться на покрывательство со стороны полиции. А если бы они записали (заранее узнав) настоящие паспортные данные избирательницы, то можно было бы заявить, что она уже проголосовала. И тут уже нужно проводить графологическую экспертизу подписи, которая тоже мало что докажет, ведь избирательница могла умышленно изменить свою подпись. А ее паспортные данные записаны в книге верно.

Теперь же председатель предсказуемо написала в решении по жалобе, что запись была сделана ошибочно, в строке "с похожей фамилией". 

Выглядит смешно, ведь члены комиссии когда выдают бюллетени смотрят в первую очередь на прописку (в книгах избирателей идет сортировка по прописке, а не по фамилии избирателей), а затем уже (найдя нужный адрес) сверяют фамилию в паспорте с фамилией в книге.

Сделать запись в другой строчке можно только если вообще не смотреть данные прописки, а это делают в случае, когда "голосуют" так называемые карусельщики, т.е. люди, голосующие на нескольких участках сразу, получая бюллетени не по прописке, а по условному знаку вроде нужного календарика в обложке паспорта.

20:40 подсчет неиспользованных бюллетеней

Итак, решение по жалобе было принято. Комиссия с опозданием на 40 минут приступила к следующему этапу: подсчет неиспользованных бюллетеней.

Суть процедуры заключается в том, что комиссия (УИК) получает от ТИК определенное число бюллетеней накануне голосования. В нашем случае это было 2400 бюллетеней. Поскольку на явку 100% никто не рассчитывает (про Чечню не говорим), то обычно бюллетеней выдают 60-70% от общего числа избирателей. 

На нашем участке перед началом голосования было зарегистрировано 2399 избирателей, поэтому 2400 выданных бюллетеней мне казались подозрительными с самого начала. Зачем выдавать бюллетеней больше чем нужно? Очевидно, чтобы была возможность вбросить лишние бюллетени. Поскольку вброса удалось не допустить, то неиспользованных бюллетеней осталось много. В итоге их оказалось 1031 штука. Из которых 1030 было неиспользованных, а один испорченный (избиратель не сумел проголосовать с первого раза и попросил бюллетень повторно).

Разумеется я настоял на подсчете бюллетеней по одному, несмотря на то, что бюллетени были изначально сложены в папочки по 50 штук. Этот подсчет я снял на камеру.

Здесь нарушений особых не было и мы приступили к следующему этапу.

21:15 открепительные удостоверения

С подсчетом и гашением неиспользованных бюллетеней комиссия справилась всего за полчаса. Такой быстрый подсчет снизил накал борьбы членов комиссии за нарушения в процедуре подсчета (чтобы было побыстрее). При правильно проведенной процедуре подсчет идет довольно быстро.

Приступили к подсчету открепительных удостоверений. Всего УИК получила от ТИКа 50 открепительных, 38 из которых выдала (еще до дня голосования, разумеется), 12 погасила, о чем и внесли запись в увеличенную форму протокола, висящую на стене.

21:30 подсчет по списку избирателей

Суть этапа заключается в том, чтобы подсчитать число избирателей на участке. Изначально на каждой странице книги, кроме последней, пропечатаны данные о 20 избирателях. Но кто-то мог получить открепительное, кого-то вычеркнули из списков, в одной книге по решению комиссии (та самая жалоба на грубое нарушение) число избирателей на сократили на одного человека. И на каждой странице надо писать все цифры. В-общем, вполне себе бюрократическая процедура.

После этого члены комиссии приступили к подсчету выданных бюллетеней. Здесь уже было что подсчитать, так что этот этап в целом занял больше часа.

После всех подсчетов заместитель председателя узнал все данные и огласил данные по каждой книге. А поскольку на каждом столе была одна книга (на столе с доп. списком вместо книги был просто список), то получилось оглашение результатов по столам.

Тут то и подтвердилось то, что я заметил раньше. 

Наш наблюдатель занял стратегическое место за спинами членов УИК с 8:10 утра и практически все время сидел на этом месте. И оказалось, что избиратели чутко реагируют на его местоположение. С точки зрения математической статистики расхождение в 10% между первым и пятым столами возможно только при небольшом числе избирателей, до 50 человек. При 500 избирателях погрешность не должна превышать 3-4%. Конечно, прямым доказательством нарушения эта картинка не является, но подозрения на фальшивых избирателей в количестве около 45 человек она порождает.

22:40 извлечение бюллетеней

Итак, данные по книгам были оглашены, просуммированы и записаны в увеличенную форму протокола. Всего у нас получилось 2465 избирателей и 1335 бюллетеней, из которых 34 было использовано вне помещения (на дому), а остальные должны были оказаться в стационарных урнах.

Приступили к вскрытию переносных ящиков. Поскольку ходили по домам три раза, но с одним и тем же ящиком, один ящик оказался предсказуемо пустым. В остальном обнаружили 34 бюллетеня. 

Количество заполненных заявлений для голосования на дому также было 34. Все сходилось и мы приступили к волнующему этапу вскрытия стационарных ящиков. Поскольку бюллетеней должно было быть много, нам пришлось придвинуть еще столов, чтобы ничего не упало на пол.

23:00 сортировка бюллетеней

Дальше получившуюся кучу надо было разобрать, разложить одной стороной, проверить что они не фальшивые и дальше уже разбирать их по партиям.

Бюллетени разложили лицевой стороной, проверили их подлинность. После этого нужно было отделить недействительные бюллетени (с крестами) от действительных. Это заняло еще некоторое время.

23:20  а тем временем, на участке 2255...

Надо сказать, что пока мы только приступили к сортировке бюллетеней, на других участках (где комиссия не задерживалась на жалобы и видимо нарушала процедуру подсчета ради скорости работы) успели дойти до составления протокола. 

На первый этаж спустился наблюдатель с участка 2255 и пожаловался, что ему не дают копию протокола. Выяснив, что заявление на получение копии протокола он успел подать, я поднялся на второй этаж.

Налицо значительные нарушения в процедуре подсчета голосов. Весь подсчет и заполнение бумажек ведется не гласно и открыто, как того требует закон. Наоборот, все убрано в какую-то каморку, а наблюдатель туда даже боится заходить, тем более что путь ему преграждает сотрудник полиции. Максимум на что он посягает - смотреть на действия комиссии с порога этой каморки.

При этом председатель комиссии вместо того, чтобы выдать протокол наблюдателю, что она была обязана сделать, куда-то убежала. По мнению других членов комиссии - чего-то там согласовывать в ТИКе. Мол, копию протокола отдадут, если ТИК этот протокол примет. 
Мне стало понятно, что процедура подсчета голосов проходила с грубыми нарушениями, однако было также ясно, что поезд уже ушел. Жаловаться и отстаивать права надо было раньше. Я в очередной раз предъявил документы отстаивая свое право на съемку сего действа, но уже понимал, что сделать тут ничего нельзя. Поэтому, отправив наблюдателя разыскивать председателя, вернулся на 1 этаж.

23:25 сортировка бюллетеней по партиям

Процедура отделения действительных бюллетеней от недействительных подошла к концу и члены комиссии приступили к сортировке бюллетеней по партиям.

Закон требует, чтобы процедура сортировки проводилась ОДНИМ человеком, при этом она должна быть гласной и открытой. То есть человек должен объявлять за кого проголосовал человек и предъявить всем бюллетень, чтобы его было видно.

Разумеется, члены комиссии постарались нарушить закон проводя сортировку вшестером, и, разумеется, я призвал соблюдать порядок, прописанный в законе.

Не обошлось и без курьезов. За "Правое Дело" голосовало мало людей, но лишний бюллетень эта партия получила. Один из избирателей поставил на бюллетене большой крест, выразив свое отношение к этим выборам и отмене графы "против всех". К сожалению для избирателя, он совершил недосмотр. Кончик креста залез на один из квадратов, бюллетень признали действительным и положили в стопку "правого дела", именно ее квадрат задел крестом избиратель.

Пока комиссия занималась сортировкой, главный полицейский из находившихся на территории школы, решил наконец сменить свою нейтральность (тем более что куратор потерял возможность влиять на председателя комиссии, ибо она была целиком занята процедурой подсчета, поэтому он сосредоточился на полицейских) и подошел ко мне. 

Сославшись на юриста ("тут наш юрист говорит, что вы не можете снимать процедуру подсчета...") полицейский начал очередной спор за право подсчета. Я предложил полицейскому работать по закону, а не по словам юриста и уточнил кто же здесь юрист. Полицейский указал на куратора выборов, но согласился свериться с законом. Полицейский не поверил, что закон может быть не на его стороне. Пришлось искать книгу с законом. "Юрист" меж тем куда-то ретировался.

Отыскав нужный пункт в книге, я предъявил его полицейскому. Большой дядька бегло прочитал указанный пункт, пару секунд соображал, понял что придраться не к чему и сильно удивился, хотя ничего не сказал. Стараясь не показывать своего удивления, он взял книжку, сел за стол, включил настольную лампочку, отогнал всех своих коллег и в полном одиночестве стал внимательно изучать показанный ему пункт статьи. 

Удивительно, но и при внимательном прочтении закон оказался на моей стороне. Убедившись, что предъявить мне больше нечего, больше полиция ко мне не приставала.

0:05 подсчет бюллетеней

Закончив сортировку, комиссия приступила к подсчету. Начали с самых маленьких стопок, дошли до ЛДПР (101 бюллетень), быстро посчитали и хотели уже приступить к одной из толстых пачек (их было четыре). Тут я снова взял инициативу в свои руки и потребовал, чтобы бюллетени считались по одному, путем перекладывания из стопки в стопку, как того требует закон.

Члены комиссии, занятые пересчетом опять возмутились, но протестовали уже вяло, понимая что это бесполезно. Благо к этому времени и полиция, и председатель уже не спорили со мной. А спорить со мной в одиночку члены комиссии считали делом заведомо бесполезным.

0:35 заполнение увеличенной формы протокола

Стопки подсчитали правильно, по процедуре. Настало время записывать в увеличенную форму протокола, висевшую на стене, итоги подсчета.

1:00 протокол и его копии

Уф! все что нужно было подсчитать - подсчитали. Остались лишь формальности. И главная из них - заполнение оригинала протокола и составление его копий.

Тут нужно сделать еще одно отступление, на этот раз последнее. На других участках в нашей школе с копией протокола возникли проблемы. Загадочный компьютер (единственный в школе?) загадочным образом не работал и это являлось причиной (а как же школьные ксероксы?), по которой комиссии отказывались делать копии протокола. Я посоветовал наблюдателям с других участков не бороться с загадочным компьютером, а написать копии протоколов от руки, с соблюдением всех формальностей.

С этой задачей они благополучно справились и ушли. Ну а на нашем участке борьба к концу дня была завершена, даже куратор не выдержал и ушел домой, тепло попрощавшись с каждым полицейским в школе. 

То ли аура после его ухода стала благотворной, то ли компьютер не работал только 4 декабря (а наступило уже 5 число), но у нас проблем с компьютером не возникло. 

Мы получили свои копии, согласно ранее поданным заявлениям и довольные завершением своей миссии разошлись по домам. 

Итоги голосования

Подозрения о порядка 45 липовых избирателях у меня по прежнему остаются, но прямых доказательств кроме жалобы избирательницы у меня нет.

Поэтому пишу тут то, что насчитали члены УИК 2254, района Теплый Стан г.Москвы под нашим неусыпным наблюдением.

из 1369 бюллетеней 35 оказались недействительны ("кресты").
Оставшиеся голоса распределились так:

Справедливая Россия - 274 бюллетеня, 20,09%, 3 место
ЛДПР - 101 бюллетень, 7,4%, 5 место
Патриоты России - 24 бюллетеня, 1,76%, 6 место
КПРФ - 372 бюллетеня, 27,27%, 1 место
Яблоко - 298 бюллетеней, 21,85%, 2 место
Единая России - 243 бюллетеня, 17,82%, 4 место
Правое дело - 17 бюллетеней, 1,25%,  7 место

отчет составил участник проекта "Гражданин наблюдатель", http://nabludatel.org/, внештатный корреспондент "Новой газеты" на период до 5.12.2011, 
Дмитрий Панин

?

Log in

No account? Create an account