Share Next Entry
Выборы 2011: как это было - часть первая - Голосование
ft_i_observer
отчет наблюдателя из проекта "Гражданин наблюдатель" на участке 2254 г.Москвы

Как я стал наблюдателем

8 ноября Алексей Навальный опубликовал в своем ЖЖ пост "как стать наблюдателем". И я подумал - почему бы и нет? Тем более что мне уже давно хотелось узнать настоящий "рейтинг" Единой России, безо всяких опросов ВЦИОМа и Левада-центра. Просто потому, что я видел сколь мало количество сторонников ЕР в моей жизни и сколь велики проценты, приписываемые им официальной пропагандой. 

Я написал письмо в проект, меня пригласили на орг.собрание, прочитали специальную лекцию и уже в пятницу, 2 декабря, я получил удостоверение о том, что я являюсь внештатным корреспондентом "Новой газеты" для освещения думских выборов.

Краткое введение в избирательный закон

Надо сказать, что по закону наблюдать за выборами могут люди с разными статусами. Во-первых, это сами члены избирательной комиссии. Их назначает управа непонятно каким-образом. Они называются дальше "член комиссии с решающим голосом" или просто ЧРГ.

Кроме них каждая партия, которая участвует в выборах, может назначить на участок двух наблюдателей с разным статусом. "Члена комиссии с совещательным голосом" или ЧСГ, а также собственно "наблюдателя". Все эти люди, ЧРГ, ЧСГ и наблюдатели имеют право присутствовать на выборах, в помещении для голосования, знакомиться со всеми документами избирательной комиссии, а также писать жалобы в УИК (участковая избирательная комиссия), ТИК (территориальная избирательная комиссия) и выше.

И еще есть представители СМИ, коих назначают сами СМИ, причем без ограничений на количество представителей и без привязки к участку, как у наблюдателей. Представитель СМИ в отличие от наблюдателей не может писать жалобы, зато имеет прямо прописанное в "законе о выборах" и в "законе о СМИ" право фотографировать и снимать видео. Наблюдатели это право тоже имеют, но только "исходя из духа закона, из того, что процедура выборов является гласной и открытой". А это куда менее весомый аргумент для наших судов, полиции и председателя УИК, к сожалению. 

Проект "Гражданин наблюдатель"

Поскольку я был наблюдателем от проекта "Гражданин наблюдатель", опишу цель этого проекта. Задача ставилась так: взять в Москве случайным образом 5% участков, направить на них целую команду наблюдателей и не допустить на этих участках нарушений. После чего сравнить результаты выборов в Москве на "честных" участках с результатами по Москве "от Чурова".

Меня определили на участок 2254 (школа 930, Теплый стан) вместе еще с тремя участниками проекта. Д.И.Катаев был ЧСГ от партии "Яблоко", Фетисова Т.С. - наблюдателем от "Яблока" и Бежко Н.А. - наблюдателем от КПРФ.

Суббота - день знакомства

Я обзвонил коллег и мы договорились о встрече в субботу прямо в школе, в 10 утра. К сожалению, Николай (Бежко) не успел получить направление от КПРФ и не пришел на нашу встречу, зато все остальные были.

Мы пришли к школе в 10 утра. Дмитрий Иванович (ЧСГ) прибыл чуть раньше, познакомился с комиссией, поздоровался с нами и ушел. А мы с Татьяной Степановной (наблюдатель от Яблока) зашли внутрь. 

Там я в первый раз предъявил удостоверение прессы и паспорт. Полицейскому у входа. Он все данные внимательно переписал, а мы осмотрели помещение, еще не полностью готовое к выборам, и пошли в класс географии где заседала комиссия участка 2254.

Конечно, члены комиссии были не рады нашему появлению, о чем нам и заявили. Особенно они были не рады тому, что их снимают. Выглядело это так: 

Тут я второй раз предъявил документы председателю, а затем еще и еще раз (уже после видеофрагмента) уже членам комиссии (самые возмущающиеся женщины на видео). Они тоже все заботливо переписали и даже попытались куда-то позвонить на тему: имею ли я право их снимать.

Этот момент смотрим тут:

На этом я посчитал нашу миссию знакомства законченной и мы покинули помещение школы. Уже позже, задним умом, стало ясно что надо было задержаться подольше, установить контакты с полицейскими и просмотреть хотя бы книги избирателей. Но тогда это было еще неочевидно.

Еще я снял список членов комиссии, всех приводить не буду, отмечу только председателя комиссии Романову Елену Анатольевну, симпатичную девушку 1983 г.р., зам. директора школы 930, выдвинутую в комиссию Московской федерацией профсоюзов.

Довольно забавным было видеть, как члены комиссии с удивлением узнают, что закон не на их стороне. Похоже это повергло некоторых в легкий культурный шок. На видео председатель комиссии говорит ЧРГ на тему съемки после изучения своего блокнота "нет здесь (ограничений)... я звонила...". 

Воскресенье, 7:30 утра

Как оказалось, комиссия успела подготовиться к нашему воскресному визиту. Не успели мы войти в помещение для голосования, как председатель комиссии куда-то убежала и вернулась через пару минут с бумагой. Даже не бумагой, а целым РЕГЛАМЕНТОМ на тему порядка проведения съемки в помещении для голосования. 

И чего там только не было! Целый список пунктов эдак из 15, по-разному ограничивающих съемку. Не знаю кто этот регламент написал, но видно было, что автор надеялся взять хотя бы количеством запретов, по принципу: хоть что-то, да не отспорят!

К сожалению этот феноменальный документ снять не удалось, так как началась борьба за свои права и было не до этого. Но отдельные пункты мне в память врезались хорошо.

Например, на выборах снимать, оказывается, можно только со штатива и только в отведенных для этого местах. При каждой видеосъемке надо получить письменное разрешение комиссии. Лицо крупным планом снимать нельзя. И еще масса подобных перлов.

Ясно, что бороться "по пунктам" смысла не имело, поэтому я сразу заявил, что этот регламент незаконный. При этом я все время ссылался на закон 67-ФЗ "об основных гарантиях избирательных прав ..." и на закон 35-ФЗ о СМИ. А председатель комиссии ссылался на что угодно, только не на закон. На свой регламент, на какие-то инструкции, на то, что кто-то там из начальства сказал и т.п. Подошедший сотрудник полиции видя такой спор и мои апелляции к закону решил на первых порах сохранять нейтралитет, благо спор велся в корректной форме. 

Спорили мы минут 20, отыскали толстую книжку 67-ФЗ у председателя, я лично отыскал нужную статью где черным по белому написано (ст. 30 часть 11).

Надо сказать, что книжка этого закона весьма объемна и если не знать где искать, то искать можно пару часов. Поэтому в субботу я провел юридическую подготовку, отметил заранее нужные статьи закона, внимательно ознакомился со своими правами и обязанностями. Обо всем этом говорилось на лекции для наблюдателей, но конкретные статьи закона были у меня написаны на специальной бумажке вместе с нужными телефонами.

В-общем, наши прения могли продолжаться и дальше (хотя аргументы у председателя явно заканчивались и все они разбивались о мой единственный аргумент "а в законе написано так"), но близилось время открытия участка, и председатель перешла к выполнению своих прямых обязанностей.

7:53 погашение открепительных удостоверений

По факту я победил в споре за право осуществлять съемку, поэтому тут уж я этим правом воспользовался. Выкладываю видеофрагмент и ниже прокомментирую:

На видео видно почти целиком помещение для голосования. Само действие происходит в типовой школе 930, планировка которой знакома наверное каждому москвичу. Справа от входа находится гардероб, прямо - коридор в столовую и на второй этаж в спортзал, налево - актовый зал. Вот в этом зале и сделали помещение для участка 2254. На втором этаже школы, в правом и левом карманах, сделали помещения для участков 2255 и 2256.

Участок 2254 - это десять домов на ул. Островитянова. Эти дома поделили на 5 столов (крайних слева на видео), по два дома на каждый стол. Шестой стол, ближний к столу председателя, предназначили для выдачи бюллетеней по открепительным удостоверениям и дополнительному списку. Ну и крайним справа, под углом, стоит стол председателя комиссии (сидит за ним секретарь комиссии, за секретарем стоит зам. председателя).

Справа от стола председателя стоят урны для голосования, а ближе к коридору - кабинки для голосования. Они расположены напротив столов членов комиссии. Ну и наискосок от урн и стола председателя расположены столы, под названием "места для наблюдателей и представителей СМИ". Это нам дали понять где нам надо сидеть. Т.е. в самом неудобном месте для наблюдения за урнами и членами комиссии.

Спор за право быть где угодно, а не только на отведенных местах, был впереди. А пока мы приступили к следующему этапу

7:56 опечатывание урн

На участке находятся 2 стационарных урны (большие ящики) и 2 переносных урны (маленькие ящики). Переносные урны используются для выездного голосования (голосование на дому). По закону избиратель может попросить комиссию вместо похода на выборы принести урну к нему домой. Причем сделать это он может даже по телефону. Кроме этого вместо избирателя попросить комиссию принести урну на дом может другой человек (родственник, например). И вот для этой процедуры члены комиссии должны взять с собой переносную урну для голосования и пойти по домам, выдавая бюллетени и давая избирателям возможность опустить их в переносную урну.

На видео видно, что урны изначально пустые, так что нам с этим повезло. На других участках наблюдателям повезло меньше.

8:00 открытие участка

Как только урны опечатали, сразу пошли избиратели. Заодно бюллетени получали члены комиссии, сотрудники школьной столовой, а затем и милиционеры. Им же тоже надо где-то голосовать.

На участок подошел Николай и нас, наблюдателей, на участке стало четверо. Точнее не так. Еще в проекте участвовал ЧРГ Барабанов Дмитрий, но мы решили не афишировать его связь с нами, пусть играет свою роль независимо от нас.

Еще на участок пришла наблюдательница от "Справедливой России". Молодая девушка явно пришла просто поприсутствовать. Когда в середине для ей стало скучно, она нашла себе занятие - пускать самолетики по коридору школы. А затем, когда бумага закончилась, отвлекала нашего наблюдателя пустыми разговорами.

Вообще, на участке наблюдателей числилось много. Например, числился наблюдатель от "Единой России", хотя его нигде не было видно. А ближе к обеду подошли двое молодых ребят от КПРФ, попросили поставить им отметку что они были на участке, после чего благополучно ушли.

Тем временем в борьбу за ограничение видеосъемки подключилась полиция. Я в очередной раз предъявил документы полицейскому, показал что все законно. Но общее желание полиции и комиссии запретить мне снимать было видно, поэтому я решил зафиксировать победу и позвонить в ТИК, т.е. "начальство" всех этих товарищей.

Тут надо сделать небольшое отступление. Дело в том, что проект "Гражданин наблюдатель" проходил в первый раз, поэтому с точки зрения организации наблюдалась легкая неразбериха, или проще говоря "бардак". На участке нам обещали помощь мобильных групп, помощь штаба, юристов... Но в творящемся хаосе сразу стало ясно, что рассчитывать надо только на свои силы. Поэтому я и позвонил "в штаб врага" :)

И тут оказалось, что в ТИК творится примерно то же самое, что и в штабе "Гражданина наблюдателя". Никто ничего не знает, телефоны работают через раз, а уж получить грамотную консультацию просто невозможно. Через раз работающие телефоны ТИКа я наблюдал еще в субботу, но такая дезорганизация "врага" в воскресенье стала для меня приятным сюрпризом.

Итак, смотрим фрагмент "звонок в ТИК". Заранее хочу извиниться за плохое качество съемки, за то что камера большую часть времени снимает пол, а не людей. Я не профессиональный журналист, видеокамеру позаимствовал у друга (он тоже пошел в наблюдатели) и опыта съемки у меня не было никакого.

Как только председатель поняла, что на поддержку ТИКа рассчитывать не приходится, она сменила в очередной раз аргументы, заявив, что этот регламент "не для меня, токмо избирателей для", мол чтобы они, избиратели, не жаловались на то, что их снимают.

На этот аргумент я разумеется заверил, что никаких проблем с избирателями не будет, и дальше я мог снимать уже беспрепятственно.

Ну а пока председатель разговаривала с ТИКом, мы добились чтобы наш наблюдатель занял место, удобное ему, а не членам комиссии. Видя, что председатель разговаривает по телефону и похоже проигрывает битву за видео, члены комиссии даже не стали по-настоящему сопротивляться тому, что наблюдатель будет сидеть за их спинами.

Дмитрий Иванович, наш самый пожилой наблюдатель, занял превосходное место прямо за столом где голосовали по открепительным и доп. спискам. Сразу хочу сказать, что эта превентивная тактика сработала на 100% - нарушений по открепительным на участке не было. Не было даже попыток нарушений.

Развив успех Дмитрия Ивановича, я нашел себе место для съемки непосредственно рядом с урнами, чтобы предотвратить попытку вброса бюллетеней. И почти до конца голосования снимать мне оттуда никто не мешал.

8:30 куратор

На лекции нас предупреждали, что на участке будет находиться некий "куратор выборов". Т.е. человек без официального статуса на участке, но при этом дающий указания всем членам комиссии и полиции.

Разумеется, такой человек был и у нас. Как только я получил время чтобы оглядеться, я сразу заметил этого человека. Он был без верхней одежды, находился на участке с самого утра и ушел только в час ночи, тепло попрощавшись со всеми полицейскими находившимися в здании школы.

На видео видно, что как с этим человеком разговаривает председатель нашей комиссии. Видимо проводилось совещание на тему: что же со мной делать дальше?

Судя по всему куратор прикреплялся не именно к нашему участку, а ко всей школе. Ибо он ходил и на второй этаж на другие участки. Рядом с нашим участком он находился примерно половину всего времени.

Зная кто это такой я решил все-таки запросить формальный статус этого человека у секретаря комиссии. На что получил простой ответ, что она не знает кто это такой.

Затем я решил спросить самого куратора кто же он такой. Разумеется он сразу попросил предъявить меня документы, но сам их предъявлять отказался. Диалог наш был примерно таким:

- А чем вы занимаетесь?
- Я занимаюсь обеспечением выборов
- Как это? Чего вы обеспечиваете?
- ну, ручки там, карандаши, бумага...
- по хозяйству что ли, как завхоз? Вы работаете в школе?
- нет, в школе я не работаю

В-общем, ничего толком не добившись я от него отстал. Уже после 8 вечера полицейский представил его как "наш юрист", но об этом позже. Вот такие удивительные люди были у нас. 

Конечно, можно было бы поскандалить и потребовать удалить его из помещения для голосования. Однако я понимал, что это малореально. Во-первых, потому что удалить должна полиция с предварительным решением комиссии об удалении, а они этого делать не захотят. 

Во-вторых, куратор ходил по школе грамотно. Формально, помещением для голосования был актовый зал, а он его границ не пересекал, бродя только по коридору. И когда председатель ходила к нему совещаться, именно она покидала помещение для голосования с юридической точки зрения. Так что куратор так и оставался в здании школы почти до самого конца.

8:40 забота об инвалидах

Тут на участок к секретарю пришла некая женщина с каким-то списком. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что пришла она из управления соц.защиты с тем, чтобы комиссия провела для этих людей голосование на дому.

По закону, чтобы участвовать в голосовании не обязательно приходить в здание школы, достаточно уведомить комиссию о своем желании голосовать. Причем сделать это может любой человек за другого человека. В принципе это правильно, ведь действительно есть люди, которым тяжело ходить, но нужно тоже дать им возможность проголосовать.

Штука в том, что управление соц.защиты, как показали дальнейшие события, особо не заморачивалось с опросом людей, а просто включила всех инвалидов в свой список независимо от их желания или нежелания голосовать. В итоге из тех 9 человек кто сам изъявил желание проголосовать на дому проголосовали все 9, а из более 40 человек из списка соцзащиты проголосовало около 50%.

8:50 тем временем...

Сразу за женщиной из соцзащиты пришел мужик с плакатами для развешивания на подъездах (4 декабря выборы. голосование по таким-то адресам проводится там-то). Непонятно почему для заполнения этих плакатов потребовалось приходить в участковую комиссию, но плакаты ему заполнили.

В-общем ситуация успокоилась, утренний поток избирателей иссяк, и я решил посмотреть что творится на других участках. И пошел на второй этаж.

На втором этаже все было плачевно. С левой стороны находился участок 2256. Там, конечно, тоже были наблюдатели. Но они работали совсем в других условиях. Они тихо сидели на стульчиках в коридоре, дорогу к столам членов комиссии, урнам и кабинкам им преграждала доблестный инспектор полиции. А с места где сидели наблюдатели урн видно не было! То есть зафиксировать, например, факт вброса бюллетеней не было никакой возможности. 

Инспектор полиции сразу сурово сказала, что здесь снимать нельзя, с чем я естественно не согласился. Ее поддерживала и председатель комиссии.

Тут пришлось действовать в одиночку, ибо наблюдатели были не из нашего проекта и похоже никак не готовились к выполнению своей миссии. Как минимум, они не знали законов и своих прав как наблюдателей. Не говоря уж о заранее выработанной тактики действий в помещении для голосования.

Итак, наш спор с инспектором начался и мы оба начали звать подмогу. Инспектор позвонила своему начальству. Я предложил позвонить в ТИК и начал набирать их номер. Дело кончилось тем, что полицейское начальство поднялось на второй этаж и подтвердило мои права на съемку. 

Я в очередной раз показал свои документы инспектору, а затем и председателю комиссии. После этого обстановка разрядилась вплоть до того, что председатель комиссии участка 2256 даже предложила мне попить чайку. 

Тут надо сделать еще одно отступление. Перед выборами в сети распространилось много документов на тему наблюдателей. В частности, я читал "инструкцию для наблюдателя от Единой России", в которой описывались несколько способов нейтрализации посторонних наблюдателей. Наряду с провокациями, одним из действенных методов считалось именно предложение "попить чайку" в столовой, возможно даже со спиртными напитками. Естественно чтобы "чаепитие" продолжалось как можно дольше.

Так что чай я пить не стал, вежливо отказавшись от предложения председателя. Кратко разъяснив наблюдателям их права и что нужно делать в помещении для голосования, я спустился обратно на первый этаж.

9:10 внизу все спокойно

На первом этаже все было спокойно, избирателей все также было мало, наблюдать было особо не за чем.

Тут оказалось, что один из избирателей голосует впервые. Таким избирателям полагался подарок. Конечно, без небольшой бюрократии не обошлось, но подарок в итоге человеку вручили и он ушел очень довольный.

10:10 соцопрос

Начиная с 10 утра поток избирателей начал усиливаться. Приходили в основном пенсионеры. 

Председатель комиссии громко объявила, что через полчаса состоится выезд группы для проведения выездного голосования (на дому) и пригласила наблюдателей поучаствовать в этом.

К столу председателя подошла симпатичная девушка с какой-то бумагой. Как потом выяснилось, она согласовывала проведения социологического опроса на тему выборов.

В дальнейшем, выходя на улицу, я не замечал никаких "опрашивателей" и этой девушки тоже. Поэтому смысл этой акции мне остался неясен. Возможно, девушка уехала к другой школе, но проверить это я уже не мог.

Обстановка на улице была спокойной, дополнительные сотрудники полиции дежурили неподалеку от входа в школу.

10:30 первый выезд

Тем временем наступило 10:30 и два члена комиссии взяв с собой переносную урну, 20 бюллетеней и реестр выездного голосования отправились по близлежащим домам. К ним присоединилась один из наших наблюдателей.

11:10 участок 2255

Итак, на моем участке все было спокойно, без нарушений. На участке 2256 я побывал, а на 2255 еще нет. Один из наблюдателей на этом участке узнал про мое присутствие (очевидно от находящихся на втором этаже наблюдателей участка 2256) и спустился на первый этаж с просьбой помочь.

Я объяснил ему его права и рассказал про закон о выборах и он отправился к себе "качать права". Не помогло. Тогда мы пошли устранять нарушения на этом участке вдвоем и с камерой. Суть претензий была в том, что наблюдателю не давали смотреть никакие документы и вообще держали его в неведении о ходе выборов.

Поход проходил уже по "отработанному сценарию". Сначала спор о праве на съемку, затем мир и согласие. Полиция на этот раз не вмешивалась, все прошло быстро и без особенных проблем.

Надо отметить, что на этом участке наблюдатель был всего один. Он тоже не знал своих прав и законов, зато проявлял активность. Этого хватило, чтобы не допустить массовых нарушений. В отличие от участка 2256, где наблюдателей было двое, но не слишком активных.

11:50 первая жалоба

Тем временем поток избирателей постепенно усиливался. Приходили по-прежнему в основном пенсионеры, хотя появились и представители более молодого поколения. Порой в нашем актовом зале становилось столько народу, что бывало сложно пройти между ними. Это радовало, появились надежды на явку выше 50%.

Один из избирателей обратил внимание комиссии на то, что в плакате с партиями фамилии членов КПРФ искажены так, что их сложно прочитать. И написал жалобу по этому поводу.

Вообще с этим плакатом вышла скверная история. Согласно закона, в помещении для голосования должны быть: увеличенная форма протокола с результатами подсчета голосов (большой лист формата А2 действительно висел на стене), не должно быть никаких плакатов с агитацией, кроме сводного плаката со всеми участвующими в выборах партиями и списками их главных членов.

Так вот, этого стенда с плакатами с утра не было. Оказывается (по словам председателя нашей комиссии) этот плакат вообще нигде не печатали и, соответственно ТИКи никому не раздавали. После нашего разговора об отсутствии сводного плаката ситуация начала меняться. Часам к 10 утра притащили откуда-то сам стенд. А после этого в течение часа откуда-то появились самодельные бумажки с логотипами партий и фамилиями кандидатов.

До этого все, что могли узнать избиратели - это сведения в "Российской газете" о кандидатах, экземпляры которой лежали на столах наблюдателей.
До конца голосования типографский плакат с партиями так и не появился. Видимо бардак перед выборами наблюдался не только на уровне ТИК, но и выше...

13:20 еще один конфуз

Поток избирателей продолжал усиливаться, достигнув 300 человек в час. Наблюдатели занимались подсчетом опущенных бюллетеней, я смотрел чтобы опускали ровно по одному бюллетеню. Все шло своим чередом.

Тут подошли две возмущенные женщины с претензией к комиссии. В октябре месяце они сменили квартиру в одном и том же доме. Т.е. прописались по другому адресу в том же районе. 

Странным образом этих участников успели исключить из списка избирателей по прошлому адресу, но не включили по новому адресу. Хотя данные о выписке и прописке подавались в управу (где находится ТИК, формирующая списки избирателей) из одного и того же паспортного стола.

Конечно, этим женщинам дали проголосовать, включив их в дополнительный список избирателей. Но, как говорится, осадок остался. Качество работы управы очевидно находится не на высоте.

13:40 вбросов нет

К середине дня я решил заглянуть в урны для голосования. К моему облегчению никаких стопок внутри не наблюдалось.

Вообще обстановка на выборах была спокойной, все баталии отложены на вечер, так что я решил пойти в столовую перекусить.

В столовой конечно уже не было никакого советского изобилия, когда власть стремилась увеличить явку избирателей. Всего лишь пирожки да чай - вот всё, что предлагалось избирателю. Немного выяснив обстановку, я узнал, что в столовой есть и горячие обеды. Ведь члены комиссий должны же как-то питаться. Мне удалось выпросить в столовой тарелку борща и салат из помидоров и огурцов. Спасибо шефу столовой!

16:30 напряжение усиливается

Тем временем председатель регулярно, каждые три часа объявляла сколько человек уже проголосовало. Эту же явку у нее спрашивали сотрудники полиции для какого-то их внутреннего отчета. Количество опущенных бюллетеней считали и наши наблюдатели. Очень сильного расхождения не наблюдалось, но цифры тем не менее не сходились. К полудню наши наблюдатели насчитали (два независимых подсчета совпали с точностью до 5 бюллетеней) на 70 бюллетеней меньше, чем выходило у председателя. К 16:30 расхождение усилилось до 140 бюллетеней.

Я забеспокоился. Причин могло быть две. Или вбрасываются по одному какие-то неучтенные бюллетени, или наши наблюдатели не могут сосчитать всех избирателей из-за плохого обзора. 

К этому времени я заметил другую странность. Заглянув в книги избирателей я выяснил, что книги, ближние к нашему наблюдателю были заполнены меньше, чем книги самые дальние от наблюдателей. То есть явка избирателей фактически зависела от того, насколько далеко находится стол члена комиссии с книгами избирателей от нашего наблюдателя. А ведь дома все находятся рядом, состав избирателей примерно одинаков и никаких статистически значимых расхождений быть не должно!

Беспокойство начала проявлять и председатель комиссии. Между нами началась "позиционная борьба". Сначала она постаралась отогнать меня от урн ходом "я боюсь что вы тут наше школьное имущество попортите". Сразу за урнами находился аквариум с рыбками (похоже уже до этого от кого-то пострадавший), а также стеклянные шкафы с экспонатами из местного музея льна.

Вялая позиционная борьба перешла к более активным действиям, когда я честно признался председателю, что опасаюсь вброса бюллетеней. И фактически действую в её интересах, чтобы её не привлекли к ответственности если вдруг вбросы обнаружатся.

После того как мои намерения стали председателю ясны, ход борьбы изменился. Посовещавшись о чем-то с полицией напротив урн посадили молодого курсанта.

Видимо намек был на то, что теперь мне беспокоиться не о чем и я могу отойти от урн. Расчет не оправдался и через какое-то время председатель подошла ко мне уже начальником местной полиции с просьбой отойти от урн.

Начальник полиции вел себя очень корректно и старался найти компромисс. Я заявил, что из других мест мне урн не видно, самое выгодное место для наблюдения уже занимает курсант, поэтому я буду стоять рядом с урнами. В ходе препирательств с председателем мы нашли компромисс: в коридоре поставили отдельный стул, а урны подвинули так, что со стула был прекрасный обзор урн и подхода к ним, но при этом отсутствовала возможность в буквальном смысле поймать нарушителя (который осуществляет вброс) за руку. Расстояние от стула до ближайшей урны составляло метра три, не больше. 

Это меня устраивало, я посидел на этом месте, убедился что никто все равно не рискнет вбрасывать бюллетени в такой близости от наблюдателя.

Следующим шагом было пересадить одного из наших наблюдателей поближе к урнам, что я и сделал. Обзор с этого места был намного лучше. И забегая вперед скажу, что после такой перемены мест независимый подсчет числа бюллетеней наблюдателем и председателем УИК стали совпадать. То есть либо нарушения прекратились, либо прекратились ошибки в подсчете со стороны наблюдателей.

Тем временем в комиссию поступила третья жалоба, тоже какого-то бюрократического свойства. Женщина обратила внимание комиссии на то, что в квартире она проживает вдвоем с братом. И в паспортном столе есть информация только о двух прописанных гражданах. Но в списке избирателей за этой квартирой числятся почему-то три человека. Третий, неизвестный гражданин из списка, бюллетеня не получал, но женщина проявила понятное в данной ситуации беспокойство.

19:30 грубое нарушение

Поток избирателей, значительно усилившись к обеду, к 15 часам начал уменьшаться и после 18 часов снова наступило затишье. В интернете перед выборами звучали призывы приходить на выборы ближе к закрытию участка, чтобы удостовериться что голос не был украден.

Эти призывы были услышаны, и примерно с 19:10 до 19:45 произошел кратковременный всплеск активности избирателей. Тут то мы и стали свидетелями грубого нарушения.

На участок пришла женщина, которая вообще не собиралась голосовать. Она работает в государственной компании, на выходные уезжала из Москвы, о чем и заявила на работе (как известно в госкомпаниях и учреждениях существует прессинг со стороны администрации чтобы люди приходили на выборы).

Планы немного изменились и так получилось, что женщина возвратилась в Москву в воскресенье вечером, незадолго до закрытия участка. И раз уж так получилось она решила сходить проголосовать. К ее удивлению и возмущению она обнаружила, что за нее бюллетень кто-то уже получил. Женщина написала очередную жалобу в комиссию, уже четвертую по счету,  и на этот раз процесс голосования затянулся.

отчет составил участник проекта "Гражданин наблюдатель", http://nabludatel.org/, внештатный корреспондент "Новой газеты" на период до 5.12.2011, 
Дмитрий Панин

P.S. Продолжение тут http://ft-i-observer.livejournal.com/916.html



  • 1
Отличный отчет! Читаем дальше. :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account